«А вы почему без клетки выступаете?»

Сказано — пацакам в клетке выступать, значит, надо в клетке. Чё выпендриваетесь?

(х-ф «Кин-Дза-Дза»)

Сейчас лица, содержащиеся под стражей, в зале суда помещаются в ограждения типа «клетка» или в стеклометаллических ограждениях. Вот как это выглядит:

Обвиняемый по делу 392840 Пётр Чихун в «клетке» в Мещанском суде

Сергей Полонский в «аквариуме» в зале Московского городского суда

Справедливости ради нужно отметить, что картинка, вынесения в заголовок записи, место не в России.

Источник: strana.ua (ссылка по клику)

Но это не должно давать лишних поводов для оптимизма. Это не «У них так плохо», а «у нас не разрешают фотографировать». Доказательства? Пожалуйста: «…после приступа гипертонии в июне 2007 года у заявителя появилась гемиплегия, и он был прикован к постели. Его ограниченные способности передвижения и, иногда и речи, а также необходимость пребывать под постоянным медицинским наблюдением существенно уменьшили риск того, что он мог скрыться, продолжить преступную деятельность, запугать свидетелей или уничтожить улики. Однако внутренние судебные инстанции не приняли во внимание изменившихся обстоятельств и продолжали продлевать срок содержания заявителя под стражей, не оценив, остался ли реальным этот риск, учитывая состояние здоровья заявителя. Еще более поражает тот факт, что, после того, как заявителя доставили в зал суда на носилках в сопровождении врача и специалиста по общению с помощью жестов, поскольку заявитель не мог ни говорить, ни ходить, городской суд счел (без объяснения причин для этого решения), что все еще имел место риск того, что заявитель может скрыться…» — постановление ЕСПЧ по делу Алехин против Российской Федерации от 30 июля 2009 года.

Как ни странно, но клетки применяются и при участии в заседании посредством видеоконференцсвязи: обвиняемый помещается в специально оборудованное помещение, где между ним и камерой системы ВКС находится решётка. По этой причине на изображении в зале суда обвиняемый присутствует как бы «за решёткой», хотя практической надобности в этом, очевидно, никакой нет — заключённый не покидал пределов СИЗО и находится там в запертой камере.

История вопроса

Клетки в судах, очевидно, использовались давным-давно, ещё во времена инквизиции (см., хотя бы, М.Фуко, «Надзирать и наказывать»).  не менее, современная доктрина состязательного процесса привела к тому, что » клеток» не было уже в судах царской России, отсутствовали они и в судах СССР.

Валико Мизандари в районном суде Москвы (х/ф «Мимино»):

Юрий Деточкин в суде (х/ф » Берегись автомобиля»):

Самая распространённая история появления клеток в залах судов восходит своими корнями к истории суда над маньяком Андреем Чикатило, обвинявшемся в 65 убийствах. При этом клетка предназначалась исключительно для охраны самого Чикатило от родственников жертв, которые присутствовали в зале суда, среди которых присутствовали и сотрудники правоохранительных органов. Поскольку практики применения «клеток» на тот момент не существовало, вполне вероятно, что он был помещён в клетку с его собственного согласия.

А как там у них?..

Тут лучше всего будут говорить за себя факты.

Нюрнбергский процесс. Верхушка нацистской Германии в зале суда

Андерс Брейвик в заседании суда с адвокатом

Обвиняемый в массовых убийствах Андерс Брейвик выступает в суде Осло

Сын Джеки Чана признан виновным в преступлении, связанном с наркотиками

Обвиняемый как военный преступник Слободан Милошевич в Гаагском трибунале

А вот Украина пока — не Европа:

Задержанный в Херсоне Кирилл Вышинский в «аквариуме» в заседании суда

Впрочем, у нас всё не так уж плохо: клетки применяются не ко всем заключённым. Например, экс-министр Эконом развития Алексей Улюкаев, будучи задержанным по подозрению в совершении особо тяжкого преступления, в зале Басманного районного суда г.Москвы находился не в клетке:

Напомню: по существующей практике задержанный доставляется в суд и помещается в клетку, а уже после принятия судом решения о заключении под домашний арест освобождается из неё. Так было с Дмитрием в заседании Чертановского районного суда 07.07.2015 г. Нам остаётся только порадоваться за Алексея Валентиновича и за то, что правосудие было к нему так гуманно. Или, может быть, его не посадили, потому что решение было известно заранее?..

Второй известный случай — избивший спецназовца инвалид-колясочник Антон Мамаев.

Правовая сторона вопроса

Заметим, что подсудимые в зале суда содержатся в клетках, как правило, будучи невиновными: в их отношении приговор суда не вынесен, они пока что лишь подсудимые.

Как ни странно, применение ни «клеток», ни » аквариумов» (в дальнейшем под термином «клетки» будем понимать оба варианта защитных ограждений, если не оговорено иное) законом не регламентировано. Более того, ФЗ «О полиции» запрещает применение предметов, не являющихся спецсредствами, кроме ряда очень специфических случаев, и устанавливает порядок их применения (ст.18,19).

В деле «Свинаренко и Сляднев против России» в 2014 году ЕСПЧ высказал свою позицию по подобному обращению с заключёнными весьма недвусмысленно. Позже, в 2016-м, предметом изучения ЕСПЧ стали «аквариумы» в Мосгорсуде. Решение по ним также установило нарушение ст.3 Конвенции (Запрет пыток, унижающего человеческое достоинство, бесчеловечного обращения).

Поскольку Конвенция у нас, пускай и формально, должна соблюдаться, Дмитрий Лысаковский подал административный иск в Замоскворецкий суд г.Москвы, в котором просил признать незаконными действия Конвоя по помещению его в клетки, аквариумы и в клетку при видеоконференцсвязи. Судьба этого дела, хоть и была предрешена, но интересна: сейчас мы располагаем документом, который прямо и однозначно показывает, что на позицию ЕСПЧ наши суды плевать хотели. Выдержки из этих решений мы приведём ниже — на них можно ссылаться в судебной практике.

Необходимость позора

Насколько «клетка» важна в создании имиджа преступника, говорит хотя бы тот факт, что этот атрибут вовсю использует Голливуд:

Очевидно, что клетка выполняет несколько функций: она психологически давит на арестанта, мешает ему работать в суде (только один раз в клетке, по словам Дмитрия, был стол), обозначает обвиняемого как преступника, предрешая вопрос его виновности, и разрушает его репутацию, чем, опять же, оказывает давление. Зачем? Очевидная цель — сломать обвиняемого, вынудить его сотрудничать со следствием, убедить отказаться от своей защиты, оговорить себя и других — и позор и унижения закончатся.

Какую страну оставим детям?

Конечно, какая-то работа ведётся. Так, Совет Федерации совместно с Советом по правам человека при Президенте РФ ещё летом 2017 г. поднимали этот вопрос. Однако, как это и бывает в вопросах, где затронуты интересы силовых структур — весь пар ушёл в гудок и ВОЗ и ныне там.

Есть очень хорошая статья на тему клеток на «Праворубе», но это — лишь обсуждения.

Для того, чтобы перестать держать людей в клетках, вполне достаточно просто быть честным с самим собой и сказать, что в клетках никогда и не было необходимости. Клетка показывает не опасность арестанта для общества, а слабость системы, которая боится его настолько, что вынуждена изолировать даже от правосудия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *