«День за полтора» — мечты сбываются

Автор: | 25.06.2018

Тему зачёта срока пребывания в СИЗО в срок отбывания наказания уже многократно обсуждали. Десять лет инициатива депутата Павла Крашенинникова не могла пробиться через препоны в Государственной дуре Думе, остался Совфед и подпись Самого.

Идея действительно давно витала в воздухе. Депутат ГД Павел Крашенинников «буддировал вопрос» с 2008 года. Мы также неоднократно писали о необходимости решения этого вопроса и в обращениях к Президенту, и в СПЧ, и в другие органы. Наконец-то что-тоисдвинулось с мёртвой точки.

Достижения

Плюсов у принятого закона, конечно, много: это в любом случае лучше, чем зачёт срока «день за день», который был до этого. Однако, нет ничего более оторванного от реальности, чем то, как видят реальную жизнь наши депутаты. (В их оправдание надо сказать, что 80% населения жизнь «по ту сторону решётки» тоже видят, скажем так, не совсем корректно.)

Итак, что хорошего в законе: каждый день проведённый в СИЗО, будет зачитываться в срок отбывания наказания за полтора дня лишения свободы в ИК общего режима. Два дня в СИЗО — три дня из срока. И это правильно. Почему? Давайте посмотрим.

«Заключение и другие меры, изолирующие правонарушителя от окружающего мира, причиняют ему страдания уже в силу того, что они отнимают у него право на самоопределение, поскольку они лишают его свободы. Поэтому, за исключением случаев, когда сегрегация представляется оправданной или когда этого требуют соображения дисциплины, тюремная система не должна усугублять страдания, вытекающие из этого положения.» («Минимальные стандартные правила обращения с заключенными», ООН, 1955 г.)

Условия содержания в СИЗО не сопоставимо тяжелее условий в любой исправительной колонии (ИК). По факту, условия в СИЗО можно сравнить с условиями отбывания наказания в ИК особого режима для лиц, осуждённых к пожизненному лишению свободы.

Существенных отличий много. В СИЗО арестантов содержат в запираемых камерах, зачастую — в недостаточных по площади или переполненных, в то время как в ИК даже особого режима они проживают в общежитиях; арестанты в СИЗО не имеют права на длительные (трёхдневные) свидания, не имеют права владеть и пользоваться никаким имуществом, кроме разрешённого. Есть и другие ограничения. Существенным моментом является то обстоятельство, что человек подвергается этим ограничениям, не будучи осуждённым. Знать, что тебя наказали заранее, ещё не осудив — это серьёзное психологическое давление.

Законность наложения таких ограничений крайне сомнительна, но они применяются в любом СИЗО России без исключения.

«По смыслу закрепленного в статье 49 Конституции Российской Федерации принципа презумпции невиновности, до вступления в законную силу обвинительного приговора на подозреваемого, обвиняемого не могут быть наложены ограничения, в своей совокупности сопоставимые по степени тяжести с уголовным наказанием, а тем более превышающие его» (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2011 года № 27-П).

Зачёт срока в СИЗО в срок отбывания наказания с коэффициентом, отличным от 1:1, есть всего лишь способ унифицировать и сделать обязательным применение «мер компенсаторного характера», поскольку иначе вопрос о справедливости российской правоохранительной системы останется на повестке дня, и ЕСПЧ продолжит присуждать за это компенсации. Наши думские друзья надеялись снять этот вопрос таким образом, но, как показывает практика, они не очень сильны в закон о творчества и понимании этого процесса.

Из плюсов — арестанты смогут рассчитывать на более скорое наступление УДО, ну и — в теории — следователи должны быть заинтересованы в возможно более скорой передаче дела в суд. Это — в теории. А что на практике?

«Гладко было на бумаге…»

На бумаге было, действительно, чуть глаже чем в реальности. В реальности же, как всегда, законодатели не предусмотрели одного: страны вокруг вообще и её правоохранительной системы в частности.

«Хочу в тюрьму!»

По прошедшей три чтения версии закона к одному дню в ИК приравнены два дня домашнего ареста. Да, дома легче, чем в СИЗО — но дома человек тоже лишён свободы, и, плюс к тому, не создаёт нагрузки на финсистему ФСИН России (создаёт куда меньшую, чем господин Реймер, сделавший своей аферой эту меру чрезвычайно редко применяемой). Именно поэтому домашний арест — хорошая мера пресечения — сейчас утратит свою привлекательность.

Очевидно, что теперь сидеть в тюрьме лучше, чем под домашним арестом. Теперь требовать домашнего ареста смогут только очень упёртые и верящие в чудо «жертвы правоохранительной деятельности». Ведь полтора дня под стражей куда лучше, чем полдня под арестом дома; год следствия и суда и пять лет срока (типичный расклад по ст.ст.159 и 160 УК) приведёт к освобождению через четыре года (после года в СИЗО) или через пять с половиной лет (после года домашнего ареста). Осудят вас обязательно; выбирайте, как удобней. УДО — через полгода после приговора или через два года после приговора — разница очевидна.

Собственно, отказ суда заключить человека в СИЗО теперь в ряде случаев вынудит обвиняемых сознательно нарушать меру просто ради счастья оказаться на нарах пораньше. Второй аспект этого — ещё большая криминализации населения, ещё больше молодёжи будет проходить через » тюремный университет» вместо и получения адекватного образования. Директора предприятий будут стараться «заехать» в СИЗО, чтобы пораньше выйти; при этом будет срываться выполнение госконтрактов, растрачиваться квалификация сотрудников, уничтожаться предприятия.

Для ФСИН есть и плюсы: чем больше народу в СИЗО, тем больше оплата расходов из бюджета.

«Ты что, слепой? Жёлтый от оранжевого не отличаешь?..»


Вторая очевидная глупость — приравнять условия СИЗО к условиям строгого и особого режимов. Осуждённым к отбыванию наказания в таких условиях срок пребывания в СИЗО зачитывается 1:1. Строгий и особый режим — это не только людоеды, убийцы детей и наркобароны. Это и осуждённые за взяточничество и за экстремизм (ст.282 УК позволяет привлекать человека к ответственности за чтение Корана). Да, большая часть нарком преступлений тоже сюда подпадает. Вопрос качества обвинительного приговора оставим за скобками; меня интересует другое: все эти люди содержатся в СИЗО в качестве обвиняемых, то есть — невиновных; и, как уже было сказано раньше — ограничения, установленные для них, сильно жёстче предусмотренных для них же законом видов наказания.
Впрочем, на преступления, связанные с наркотиками, терроризмом и рядом иных увеличенный коэффициент зачёта срока наказания не распространяется. Это странно, поскольку эти преступления могут привести к осуждению к общему режиму; чем тогда мучения в СИЗО обвиняемых по этим статьям отличаются от страданий тех арестантов, кого осудят за разбой или грабёж, например, мне непонятно.

Что изменится?..

Статуя Фемиды на здании Верховного суда РФ. Стоит с открытыми глазами и смотрит в сторону Старой площади…

В общем-то, сроки давать меньше не станут — судья будет просто учитывать при вынесении приговора ещё один корректирующий фактор. Иными словами, сроки увеличатся на ту же величину, на который новый закон её сократит. Не будет ли это произволом? Конечно. Как и сам факт вынесения приговора. В вопросах приговора судейское усмотрение практически бесконтрольно. Иными словами, здесь не ждём изменений.

На скорость следствия новый закон тоже вряд ли повлияет: сейчас следователь может держать человека в СИЗО «для ознакомления с материалами дела» практически бесконечно. Да, это должно «пойти в зачёт» при вынесении приговора — но чуть выше мы это уже обсудили.

Ну и ещё. Чтобы обеспечить возможно более долгое существование под стражей обвиняемых (напомню, это и есть фактическая цель существования правоохранительной системы), будут чаще «прикручивать» к обвинению абсурдные обвинения по 210 УК и обвинения, связанные с наркотиками.

Сухой остаток

Результат введения закона видится следующим: дискредитирована мера пресечения в виде домашнего ареста; у обвиняемых, которым светит осуждение к общему режиму, есть шанс выйти на УДО раньше. Для остальных не изменилось ничего.

Как надо было сделать?

Хорошую идею можно было хорошо реализовать: не изменять коэффициент зачёта для домашнего ареста, для общего режима установить коэффициент 1:3, для строгого 1:2, для особого — 1:1,5. Ну или 2:1,5:1,25. Хоть как нибудь так, но не позориться, показывая своё незнание фактической стороны вопроса, приравнивая режим к особому.

Мы продолжим отслеживать этот вопрос и, быть может, получится его повернуть лицом к человеку.

Что делать осуждённым?

Как быть тем, кто уже осуждён и хочет пересчитать срок, я напишу позже, когда смогу ознакомиться с официальным текстом Закона. Надеюсь, он всё-таки будет принят.

Арестантские респект и уважуха депутату П.В. Крашенинникову: теперь в случае его «заезда» в СИЗО ему точно от братвы будет обеспечена лучшая шконка в камере.

«День за полтора» — мечты сбываются: 3 комментария

  1. Евгения

    Да… А воз и ныне там… Хотелось бы увидеть пояснительную записку к этому «принятому» закону… Насколько известно он не распространяет свое действия на тяжкие и особо тяжкие преступления… Ну про квалификацию инкриминируемого деяния даже писать не стану…

    1. Александр Автор записи

      Сначала увидим напечатанный и вступивший в силу закон, а потом напишем сами — их записка будет для теоретиков, а вот наша — для практиков.
      Если Вам есть что сказать — пожалуйста, регистрируйтесь на сайте и пишите нам — хорошие авторы сейчас на вес золота, особенно — авторы с практическим опытом.

  2. Евгения

    Александр, здравствуйте! Зарегистрирована, вроде уже ) так у меня цензура не позволяет написать желаемое ! А так, пока еще не опустились руки, что и говорить в нашей стране все системы построены на принципе — сфальсифицировано, сфабриковано, узаконено. Вот они три ветви власти. Законодательная, исполнительная и судебная ))) У меня была практика переписки с Президентом (прошу заметить гарантом наших прав и свобод) РФ, в общем и целом в ответ на мое обращение он мне отписал первый параграф учебника по теории государства и права за сим и был таков )

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *